Получение необоснованной выгоды

Несмотря на то, что в законодательстве такого понятия, как «дробление бизнеса», не содержится, оно стало активно использоваться фискальными органами для характеристики способа структурирования бизнеса, направленного на получение необоснованной налоговой выгоды, если этот способ применен исключительно для уменьшения налоговой нагрузки, а не в целях оптимизации предпринимательской деятельности.

Под «налоговой выгодой» здесь подразумевается уменьшение размера налоговой обязанности налогоплательщика, в том числе вследствие уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета (Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды»).

Необоснованной выгода становится, если для целей снижения налоговых обязательств налогоплательщик формально соблюдает нормы законодательства, но создает искусственную ситуацию, при которой видимость совершаемых им правовых действий не отвечает разумным экономическим причинам, целям делового характера.

Разделиться и утратить право на упрощенку

Применение схемы дробления бизнеса создает условия на получение экономии в виде разницы в налоговых обязательствах, но как следствие – утрату права на применение упрощенной системы налогообложения. Например, Конституционный Суд РФ в Определении от 04.07.2017 № 1440-О сделал вывод о том, что налоговое законодательство не исключает в налоговых правоотношениях действия принципа диспозитивности и допускает возможность выбора налогоплательщиком того или иного метода учетной политики (применения налоговых льгот или отказа от них, применения специальных налоговых режимов и т.п.).

Однако выбор метода не должен использоваться для неправомерного сокращения налоговых поступлений в бюджет. Суд отметил, что в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера), то это, в свою очередь, предполагает доначисление суммы налогов и сборов, подлежащих уплате в бюджет.

11 августа 2017 года было опубликовано Письмо ФНС № СА-4-7/15895@, в котором систематизирован обзор судебной практики, связанной с обжалованием налогоплательщиками ненормативных актов налоговых органов, вынесенных по результатам проверок, в ходе которых установлены факты получения необоснованной налоговой выгоды путем формального разделения (дробления) бизнеса и искусственного распределения выручки от осуществляемой деятельности на подконтрольных взаимозависимых лиц.

Анализ показал, что исчерпывающий или строго императивный перечень признаков, свидетельствующий об обоснованности выводов налогового органа о формальности разделения (дробления) бизнеса, отсутствует.

В каждом конкретном случае совокупность доказательств, собранных в рамках мероприятий налогового контроля, зависит от конкретных обстоятельств, установленных в отношении участников схемы и их взаимоотношений. Так, в качестве доказательств, свидетельствующих о применении схемы дробления бизнеса, по определению могут выступать следующие обстоятельства:

  • дробление одного бизнеса (производственного процесса) происходит между несколькими лицами, применяющими специальные системы налогообложения (ЕНВД или УСН) вместо исчисления и уплаты НДС, налога на прибыль организаций и налога на имущество организаций основным участником, осуществляющим реальную деятельность;
  • применение схемы дробления бизнеса оказало влияние на условия и экономические результаты деятельности всех участников схемы, в том числе на их налоговые обязательства, которые уменьшились или практически не изменились при расширении в целом всей хозяйственной деятельности;
  • налогоплательщик, его участники, должностные лица или лица, осуществляющие фактическое управление деятельностью схемы, являются выгодоприобретателями от использования схемы дробления бизнеса;
  • участники схемы осуществляют аналогичный вид экономической деятельности;
  • создание участников схемы в течение небольшого промежутка времени непосредственно перед расширением производственных мощностей и/или увеличением численности персонала;
  • несение расходов участниками схемы друг за друга;
  • прямая или косвенная взаимозависимость (аффилированность) участников схемы дробления бизнеса (родственные отношения, участие в органах управления, служебная подконтрольность и т.п.);
  • формальное перераспределение между участниками схемы персонала без изменения их должностных обязанностей;
  • отсутствие у подконтрольных лиц принадлежащих им основных и оборотных средств, кадровых ресурсов;
  • использование участниками схемы одних и тех же вывесок, обозначений, контактов, сайта, адресов фактического местонахождения, помещений (офисов, складских и производственных баз и т.п.), банков (в которых открываются и обслуживаются расчетные счета), контрольно-кассовой техники, терминалов и т.п.;
  • единственным поставщиком или покупателем для одного участника схемы дробления бизнеса может являться другой ее участник, либо поставщики и покупатели у всех участников схемы являются общими;
  • фактическое управление деятельностью участников схемы одними лицами;
  • единые для участников схемы службы, осуществляющие: ведение бухгалтерского учета, кадрового делопроизводства; подбор персонала; поиск и работу с поставщиками и покупателями; юридическое сопровождение; логистику и т.д.;
  • представление интересов по взаимоотношениям с государственными органами и иными контрагентами (не входящими в схему дробления бизнеса) осуществляется одними и теми же лицами;
  • показатели деятельности, такие как численность персонала, занимаемая площадь и размер получаемого дохода, близки к предельным значениям, ограничивающим право на применение специальной системы налогообложения;
  • данные бухгалтерского учета налогоплательщика с учетом вновь созданных организаций могут указывать на снижение рентабельности производства и прибыли;
  • распределение между участниками схемы поставщиков и покупателей, исходя из применяемой ими системы налогообложения.

Одним из основных способов занижения налоговых обязательств является включение в цепочку взаимоотношений организаций и предпринимателей, чья деятельность носит формальный (технический, подконтрольный) характер. Однако для обоснования вывода о применении налогоплательщиком схемы дробления бизнеса налоговому органу необходимо располагать доказательствами, которые в совокупности и взаимосвязи будут однозначно свидетельствовать о совершении проверяемым налогоплательщиком совместно с подконтрольными ему лицами виновных, умышленных согласованных действий, направленных не столько на разделение бизнеса самого по себе, что признается оптимизацией предпринимательской деятельности, сколько на получение в результате применения такой схемы «необоснованной налоговой выгоды» путем уменьшения соответствующей налоговой обязанности или уклонения от ее исполнения.

Обстоятельства свидетельствуют

13 июля 2017 во исполнение пункта 3.4 протокола совместного заседания коллегий ФНС России и Следственного комитета от 07.06.2016 № 2/4 по вопросу повышения эффективности взаимодействия налоговых и следственных органов по выявлению и расследованию преступлений в сфере налогообложения опубликованы Рекомендации по установлению в ходе налоговых и процессуальных проверок обстоятельств, свидетельствующих об умысле в действиях должностных лиц налогоплательщика, направленном на неуплату налогов (сборов) (выпущены Письмом ФНС России № ЕД-4-2/13650@). В документе особое внимание уделено методике выявления и доказывания типовых, так называемых фиктивных схем, связанных с получением необоснованной налоговой выгоды при дроблении бизнеса.

Чтобы минимизировать налоговую нагрузку, деятельность, имеющую определенные ограничения, препятствующие переходу на «упрощенку», делят на ряд более мелких, подпадающих под УСН или ЕНВД. В письме приводятся следующие способы. Один магазин с большой площадью делят на несколько отделов площадью менее 150 кв. м. Управляющие отделами регистрируются в качестве предпринимателей и оформляют свою торговлю через ЕНВД, получив свою площадь в аренду и заключив, например, договор поручительства, реализуют товар.

Близнецы или клоны, как отличить

О создании схемы, направленной на уклонение от уплаты налогов и получение необоснованной налоговой выгоды, может свидетельствовать и такое обстоятельство, как идентичность вида деятельности, осуществляемого участниками схемы. Например, ФАС УО в Постановлении от 11.07.2014 № Ф09-4106/14 по делу № А60-36784/2013 указал: «…Общество, основным видом деятельности которого являлось производство молочной продукции, имея кадровое и производственное обеспечение для этого, в течение проверяемого периода создало ряд новых организаций, применяющих УСНО и входящих в одну группу, то есть формально являлось агентом данных лиц по организации закупки сырья и реализации готовой продукции, причем фактически оставалось на протяжении всего проверяемого периода организацией, закупающей, перерабатывающей и реализующей молочную продукцию и распоряжающейся выручкой от реализации, но использующей преимущества спецрежима».

При этом у контрагентов – «упрощенцев» – отсутствовали специалисты для осуществления самостоятельной деятельности. Производство молока и кисломолочных продуктов фактически осуществляли работники общества, формально переведенные во вновь созданные организации, что подтверждалось в том числе их показаниями. Кроме того, приемка молока-сырья осуществлялась на одном приемном пункте, договор аренды оборудования которого заключен только с организациями созданной группы.

Вместе с тем в арбитражной практике есть судебные акты, где идентичность вида деятельности не признается в качестве доказательства получения необоснованной налоговой выгоды.

Например, АС ЗСО в Постановлении от 16.02.2017 № Ф04-6775/2016 по делу № А81-1044/2016 указал, что самостоятельное определение формы ведения предпринимательской деятельности (в том числе осуществление ее как одним субъектом предпринимательской деятельности, так и несколькими), особенности управления организацией, условия заключаемых гражданско-правовых договоров, ведение предпринимательской деятельности совместно с другими участниками гражданского оборота, использование одного бренда, отвечающее требованиям гражданского законодательства в РФ при отсутствии иных доказательств, не могут сами по себе рассматриваться в качестве оснований для признания налоговой выгоды необоснованной.

В другом случае, в Постановлении АС ЗСО от 02.03.2015 № Ф04-16255/2015 по делу № А70-4269/2014 суд указал на «…недоказанность подконтрольности и несамостоятельности ведения предпринимательской деятельности участниками взаимосвязанных хозяйственных операций». ИФНС не смогла доказать обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии самостоятельной предпринимательской и производственной деятельности, осуществляемой иными участниками схемы, направленности деятельности налогоплательщика исключительно на получение необоснованной налоговой выгоды, а также о формальном характере учета организации.

Вывод основан на том, что участники делового оборота:

  • производили финансово-хозяйственные операции от своего имени;
  • самостоятельно выполняли свои налоговые обязательства перед бюджетом;
  • вели учет своих доходов в соответствии с порядком ведения бухгалтерского учета при применении спецрежимов;
  • определяли объект налогообложения, налоговую базу, исчисляли налог и представляли в налоговый орган по месту учета отчетность.

При этом факты передачи в аренду имущества и получения оплаты оформлены соответствующими документами, операции отражены в налоговом учете как в организации, так и «ИП».

Налоговые последствия и юридическая судьба не пересекаются

Вместе с тем в преамбуле Обзора (Письмо ФНС России от 11.08.2017 № СА-4-7/15895@) налоговая служба приводит в качестве классического примера применения налогоплательщиками «фиктивных схем» – обстоятельства по делу № А12-15531/2015, положенные в основу жалобы, поданной в Конституционный Суд РФ, с учетом правовой позиции, выраженной в постановлении ФАС ВВО от 12.07.2011 по делу № А82-2155/2010, согласно которой, сделка или совокупность сделок, послуживших юридической формой для обхода требований налогового законодательства, сохраняются в гражданско-правовом смысле и не признаются ничтожными или оспоримыми, тем самым, по мнению правоприменителя, разделяются налоговые последствия и юридическая судьба сделки.

Вот обстоятельства дела. В 2005 году руководитель ООО «Мастер-Инструмент» С.П. Бунеев, его супруга и мать заключили договор о координации хозяйственной деятельности, а позже в него вступили другие участники – юридические лица и индивидуальные предприниматели, применявшие специальные налоговые режимы. В рекламной информации участники договора использовали наименование «Мастер-Инструмент», поддерживали общий фирменный стиль и нанимали работников, которые также были заняты в деятельности других участников этого договора. Между собой они годами совершали сделки, связанные с хозяйственной деятельностью, которую вел каждый из них.

По итогам проверки ООО налоговики пришли к выводу, что общество в результате искусственного дробления бизнеса (создания группы взаимозависимых организаций и индивидуальных предпринимателей) получило необоснованную налоговую выгоду, выразившуюся в уменьшении налоговой базы по налогу на прибыль, НДС и ЕНВД за счет использования налогоплательщиками, входящими с ним в группу, специальных налоговых режимов. В результате обществу доначислены суммы указанных налогов в том размере, как если бы аффилированные с ним налогоплательщики не принимали участия в предпринимательской деятельности, с включением в налоговую базу стоимости товаров (работ, услуг), реализованных контрагентами. Доказательствами взаимозависимости и аффилированности общества и его контрагентов выступили наличие у них общего трудового ресурса, использование товарного знака и складского помещения ООО, специфика организации работы магазинов, отсутствие ведения раздельного учета фактически полученных доходов и др.

По данному делу, решением Арбитражного суда Алтайского края от 04.09.2014, оставленным без изменения постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 30.01.2015 и постановлением Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 28.04.2015, решение инспекции от 26.12.2012 № РА-16-075 признано недействительным в части уменьшения НДС к возмещению на 14 866 руб., начисления НДС в сумме 183 534 руб., налога на прибыль организаций в сумме 3 218 813 рублей, налога на имущество организаций – 8 581 270 руб., соответствующих этим налогам сумм пени и штрафа по пункту 1 статьи 122 НК РФ. В удовлетворении остальной части заявленных требований, отказано.

В последующем налогоплательщик обратился в КС РФ за признанием неконституционными положений.

Определением от 04.07.2017 № 1440-О в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бунеева на нарушение его конституционных прав положениями статей 146, 153, 154, 247-249 и 274 НК РФ, отказано. Практику доначисления налогов по схемам дробления бизнеса судья в своем особом мнении охарактеризовал как «профискальную предвзятость», при этом обратил внимание на то, что, признавая деятельность участников соглашения о координации деятельности «фиктивной», налоговые органы по существу не оспаривали в суде ни данный договор, ни другие сделки и не заявляли требований о применении последствий их недействительности (ничтожности).

При этом применение специальных и любых других законных режимов налогообложения тем более не влечет ответственности ни само по себе, ни в тех случаях, когда их применяют взаимозависимые лица. Законные налоговые режимы и применение таковых нельзя ставить под сомнение до тех пор, пока формально не доказано налоговое правонарушение.

Необходимо учитывать, что эти режимы предназначены прежде всего малому и среднему предпринимательству, которое в значительной части, если не в большей, связано с крупными хозяйствующими субъектами и во взаимодействии с ними получает законные преимущества, в том числе за счет особых режимов налогообложения. Это важная часть российской экономической политики. При этом выгоды малого и среднего предпринимательства именно от взаимодействия с крупным образуют признак успешного государственного регулирования, а не злоупотребления со стороны налогоплательщиков.

С позиции изложенного, хотелось отметить, что Налоговое ведомство не зря обращает особое внимание на соблюдение процедуры доказывания в судах фактов получения налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды в результате использования схем дробления бизнеса с учетом конкретных пошаговых рекомендаций.

>Необоснованная налоговая выгода

Необоснованная налоговая выгода – понятие, признаки, последствия получения

Понятие необоснованной налоговой выгоды дано в Постановлении 53 от 12.10.06 г. Этот, довольно размытый с правовой точки зрения, термин подразумевает уменьшение начислений по налоговым платежам вследствие занижения налогооблагаемой базы; использования льгот, вычетов, низких тарифов; возмещения средств из бюджетных денег. При этом Пленум ВАС не уточняет, какой конкретно законодательный документ дает подобное определение, а о выявлении обстоятельств необоснованной налоговой выгоды должны сообщать сотрудники ИФНС. При успешном доказательстве этого факта налогоплательщику придется пересчитать налоговые обязательства и заплатить государству недоимку, пени и штрафы.

Вычет с подоходного налога на детей

Какие признаки, подтвержденные доказательной базой, свидетельствуют о получении необоснованной налоговой выгоды по Постановлению № 53:

  • Невозможность фактического выполнения хоз. операций.
  • Отсутствие подходящих условий для экономической деятельности (к примеру, нет нужного персонала или транспорта, отсутствуют активы, производство, склады и т.д.).
  • Бухучет отдельных операций, без формирования целостной картины.
  • Совершение фиктивных операций.

При наличии взаимосвязи косвенными факторами для признания судами получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды также выступают основания, перечисленные в п. 6 Постановления 53. Это, в частности:

  • Небольшой период существования налогоплательщика.
  • Выявление взаимозависимости между сторонами сделки.
  • Разовые или неритмичные операции.
  • Проведение расчетов через один банк.
  • Выявление фактов нарушения налогового законодательства в прошлых периодах.
  • Проведение транзитных операций.
  • Выполнение хоз. операций не по адресу нахождения компании.
  • Участие посредников в сделках.

П. 1 Постановления 53 гарантирует решение судебных споров с налогоплательщиками на основе принципа презумпции невиновности хозяйствующих субъектов. Однако на деле именно бизнесменам приходится собирать подробные доказательства своей невиновности, подробно обосновывая экономическую необходимость сделок и четко соблюдая законодательные требования. Если все-таки налоговики признают оптимизацию налогообложения нелегальной, а полученную выгоду необоснованной, компании остается один путь – обращение в суд для оправдания своей осмотрительности. О чем говорит сложившаяся на данный момент судебная практика?

Необоснованная налоговая выгода – судебная практика 2017

Анализ судебной практики по необоснованной налоговой выгоде показывает, что при проверке обстоятельств, указывающих по мнению налоговиков на факты нарушения законодательных норм, суды далеко не всегда встают на сторону ФНС. В пользу этого свидетельствуют многочисленные решения в пользу налогоплательщиков. К примеру, это Постановление ФАС МО № А40-109852/2014 от 04.08.15 г., Постановление ФАС СЗО № А56-67658/2014 от 06.08.15 г., Постановление ФАС СКО № А63-9913/2014 от 28.09.15 г. и др.

Кроме того, в соответствии с Письмом ФНС необоснованная налоговая выгода 2017 не может быть признана только по причине неисполнения поставщиками своих обязательств по уплате налогов. На это прямо указано в Письме № ЕД-5-9/547@ от 23.03.17 г. – вывод сделан из Обзора по судебной практике ВС РФ № 1, который утвержден Президиумом ВС 16.02.17 г. Равно как не могут выступать основаниями для признания налогоплательщика-покупателя товара недобросовестным факты неисполнения сторонами сделок своих обязанностей по расчетам с бюджетом (Определение ВС № 305-КГ16-10399 от 29.11.16 г. по делу № А40-71125/2015; Определение ВС № N 305-КГ16-14921 от 06.02.17 г. по делу № А40-120736/2015).

С учетом вышеизложенного налогоплательщикам необходимо максимально обезопасить себя от предъявления претензий по признанию недобросовестными, включая обязательную проверку контрагентов и условий сделок; а сотрудникам ФНС собирать наиболее полные доказательства, в том числе в процессе предпроверочных мероприятий, а также в результате выездных проверок и камеральных. Контроль за надлежащим исполнением Письма возлагается на руководителей межрегиональных ИФНС.

Необоснованная налоговая выгода – проблемы и пути решения

Главные проблемы получения доказательств необоснованной налоговой выгоды связаны с тем, что даже при подтверждении неисполнения одного из участников сделки своих обязательств этот факт сам по себе не может являться основанием для признания другой стороны недобросовестной. Ведь один налогоплательщик не всегда отвечает за действия другого, тем более, если договор реально исполнен.

Для признания выгоды в части налоговых начислений необоснованной необходимо доказать, прежде всего, факт согласованности (преднамеренности) совместных действий, а также нереальность проведенной хозяйственной операции. Дополнительно требуется выявить неосмотрительность в выборе партнера (контрагента) и доказать то, что условия сделки не были выполнены, а экономическая выгода оказалась не достигнута.

Какие последствия возникают у добросовестного бизнесмена, если будет выявлена необоснованная налоговая выгода? Прежде всего, это пересчет базы в части налогов. И, как следствие, доначисление недоимки и пеней. Кроме того, будут начислены штрафные санкции, а также применены меры административной, а в некоторых случаях и уголовной, ответственности.

Расчет налога на прибыль

Необоснованная налоговая выгода – законопроект

Законопроект о закреплении сути необоснованной налоговой выгоды в НК РФ внесен в Госдуму еще в мае 2014 г. (№529775-6). Если упомянутый документ все-таки будет принят, НК дополнится юридическими терминами, позволяющими на федеральном уровне определить категории необоснованности. Недобросовестные налогоплательщики не смогут получить вычеты по НДС, а полномочия сотрудников ИФНС по ограничению прав налогоплательщиков будут заключены в определенные рамки. При этом, в том числе, предлагается закрепить в кодексе нормы относительно подписания подтверждающих расходы документов неустановленными лицами или сотрудниками без полномочий. Как предлагаемые поправки проявят себя в реальности – пока не ясно, но возможность формального использования нововведений не исключена.

К сведению – при написании курсовых работ о необоснованной налоговой выгоде слушателям учебных заведений рекомендуется ориентироваться, в первую очередь, на Постановление № 53; затем использовать материалы рекомендаций налоговиков о планировании выездных проверок (Приказ № ММ-3-06/333@ от 30.05.07 г.); и, наконец, изучить судебную практику по данному вопросу.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Налоговая выгода

Под налоговой выгодой понимается снижение налоговой нагрузки на организацию (индивидуального предпринимателя) путем получения фирмой или индивидуальным предпринимателем льгот, вычетов, иных послаблений по налогам.

Налоговая выгода уменьшает размер налоговых платежей и является следствием осуществления экономически оправданных и законных действий добросовестного налогоплательщика.

Таким образом, налоговая выгода — это сокращение налоговых платежей фирмы за счет получения дополнительных вычетов и льгот, уменьшения налоговой базы, а также получения права на возврат (зачет) или возмещения уплаченных сумм из бюджета.

Отметим, что данное понятие затрагивает интересы плательщиков налога на добавленную стоимость в первую очередь.

Ведь порядок исчисления и уплаты именно этого налога, в частности правомерность применения нулевой ставки при отгрузке товаров на экспорт, право на возмещение налога из бюджета, возможность использования налогового вычета, чаще других является предметом судебных разбирательств.

Обоснованная и необоснованная налоговая выгода

Главным документом, в котором раскрывается понятие обоснованной и необоснованной налоговой выгоды, служит постановление пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53, в котором указано два определения обоснованной и необоснованной налоговой выгоды.

Так

  • под обоснованной налоговой выгоды понимается уменьшение налоговых платежей в результате экономически оправданных и законных действий компании, которые направлены на сокращение налогов путем применения установленных налоговым законодательством способов (применение налоговых льгот, налоговых вычетов, пониженных налоговых ставок, целесообразность затрат);

  • под необоснованной налоговой выгоды понимается снижение налоговых платежей с использованием не законных запрещенных способов или экономически неоправданных действий (такими обстоятельствами является нереальность осуществленных операций, подмена их содержания, неоправданность произведенных затрат, взаимоотношения с сомнительными контрагентами).

Таким образом, применяя для оптимизации законные методы, налогоплательщик получает обоснованную налоговую выгоду.

Выгода, полученная в результате неправомерного снижения налоговой нагрузки, является необоснованной.

Факты получения необоснованной налоговой выгоды

Отметим, что необоснованность налоговой выгоды устанавливается по совокупности всех обстоятельств, сопровождающих факты получения необоснованной налоговой выгоды.

При этом факт получения необоснованной налоговой выгоды обязательно должен быть доказан соответствующими документами.

Например, налоговыми органами могут быть установлены факты нарушения налогового законодательства, например, такие как:

  • сокрытие выручки, повлекшее занижение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль и как следствие недоплату налога на прибыль;

  • искусственное завышение затрат, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, повлекшее занижение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль и как следствие недоплату налога на прибыль;

  • выплата заработной платы сотрудникам фирмы в конвертах).

Или налоговыми органами могут быть установлены, что компании были известны следующие факты:

  • о сомнительности контрагента (письмо ФНС России от 11.02.2010 № 3-7-07/84);

  • отсутствии связи осуществленных операций с реальной экономической целью деятельности (пп. 3 и 4 постановления № 53, постановление президиума ВАС РФ от 14.02.2012 № 12093/11);

  • фиктивности документов, оформленных на несуществующую сделку или сделку, подменяющую собой реально осуществленную (постановления ФАС Волго-Вятского округа от 28.09.2010 № А28-18725/2009, Северо-Западного округа от 16.08.2013 № А81-3642/2012);

  • невозможности выполнения контрагентом операций, отраженных в документах (постановление ФАС Московского округа от 16.04.2010 № КА-А40/3371-10);

  • наличии в цепочке поставщиков фирм-однодневок (письмо ФНС России от 24.07.2015 № ЕД-4-2/13005@).

Таким образом, избежать подозрений в получении необоснованной налоговой выгоды фирмы должна проявлять осмотрительность и осторожность (п. 10 постановления № 53).

Итак, налоговая выгода может быть признана необоснованной, если хозяйственные операции учтены организацией не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или не были связаны с разумными экономическими причинами и иными целями делового характера.

Получается, что необоснованной признается выгода, получаемая от операций, произведенных для того, чтобы сэкономить на налогах и которую налогоплательщик не может подтвердить «разумными экономическими или иными причинами».

В этом случае нарушителей ждет взыскание сэкономленного налога, но только уже в виде пени и штрафа.

Факторы и признаки получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды

Есть ряд факторов, свидетельствующих о том, что налогоплательщик получил необоснованную налоговую выгоду.

И эти факторы будут учтены налоговыми органами при проверке налогоплательщика.

Часть из таких факторов содержится в пункте 6 постановления № 53:

  • маленький срок самого существования компании, то есть создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;

  • наличие признака взаимозависимости с контрагентом при совершении сделки;

  • разные условия между совершаемой сделкой и обычными сделками, которые осуществляются фирмой;

  • привлечение посредников при осуществлении хозяйственных операций;

  • наличие нестандартных операций по расчетному счету компании;

  • наличие правонарушений в налоговой сфере.

Другие признаки недобросовестности можно посмотреть в действующей редакции приказа ФНС России от 30.05.2007 № ММ-3-06/333@, который содержит перечень критериев для осуществления самостоятельной оценки компаниями рисков проведения у них выездных налоговых проверок.

К таким критериям относятся:

  • наличие низкого уровня налоговой нагрузки и рентабельности;

  • отражение в налоговой декларации по налогу на прибыль убытков за счет необоснованного завышения расходов;

  • низкая заработная плата по сравнению со средними показателями по отрасли;

  • существование риска выхода за пределы ограничений, рассчитанных для возможности применения специальных режимов;

  • неоправданное взаимоотношение с контрагентами через цепочку промежуточных лиц;

  • частая смена места постановки на налоговый учет;

  • непредставление документов и пояснений по запросам ИФНС, нарушение сроков хранения документов;

  • наличие высокого налогового риска при осуществлении отдельных операций.

Есть еще группа подозрительных признаков, однако сами по себе они не опасны для налогоплательщика, но во взаимосвязи привлекут внимание налоговых органов:

  • неритмичный характер хозяйственных операций;

  • нарушение налогового законодательства в прошлые периоды;

  • разовый характер операции;

  • осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика;

  • осуществление расчетов с использованием одного банка;

  • осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;

Отметим, что перечень подозрительных признаков не является закрытым.

На необоснованность налоговой выгоды могут указывать и другие обстоятельства.

Важно, чтобы они были подтверждены доказательствами.

Количественные показатели ряда этих критериев, на которые следует ориентироваться компании, указаны в приложениях 2–4 к приказу № ММ-3-06/333@.

Отдельно в этом документе рассмотрены показатели высокого налогового риска (п. 12 приложения 2) и описан ряд схем получения необоснованной налоговой выгоды (приложение б/н).

О высоком налоговом риске говорят такие факторы:

  • личный интерес руководителя фирмы в заключении договоров с определенным контрагентом;

  • не достоверная или неполная информация о регистрации в ЕГРЮЛ, месте нахождения контрагента, его руководящих работников;

  • отсутствие общедоступных сведений о деятельности контрагента (отсутствует реклама на свои услуги, нет сайта, нет информации в СМИ);

  • более выгодные предложения по стоимости от других компаний по такой же продукции (работам, услугам);

  • использование в операциях сомнительного контрагента в качестве посредника и участие посредника в операциях по покупке товара, который производится (заготавливается) физическим лицом;

  • особые льготные условия оплаты в договоре и отсутствие проведения работы по взысканию дебиторской задолженности по такому контрагенту;

  • отсутствие подтверждений реальности осуществления деятельности сомнительного контрагента (не представлена информация о наличии лицензий, трудовых ресурсов, имущества, необходимого для ведения предпринимательской деятельности);

  • наличие нереальных условий исполнения договора (указываются нереальные сроки и объемы выполняемых работ);

  • операции по выдаче беспроцентных займов, займов, не обеспеченных залогом;

  • операции с ценными бумагами с сомнительной ликвидностью;

  • неэффективность осуществленной сделки с сомнительным контрагентом при наличии высокой доли расходов по такой сделке.

Таким образом, для снижения риска проведения выездной налоговой проверки компаниям рекомендуется не осуществлять сомнительные операции и не учитывать такие операции при расчете налоговой базы.

Если компания не будет стремиться выполнять вышеприведенные критерии, то такие действия фирмы будут расценены как неосмотрительность и неосторожность организации.

Однако претензии к фирме могут быть предъявлены только в том случае, если компания знала о нарушениях, допущенных контрагентом (письма ФНС России от 24.05.2011 № СА-4-9/8250, от 17.10.2012 № АС-4-2/17710).

На ком лежит обязанность доказывать получение необоснованной налоговой выгоды

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что при совершении хозяйственных операций налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему было известно о нарушениях, которые допустил контрагент.

Налоговая выгода также может быть признана необоснованной, если налоговый орган сможет доказать, что деятельность компании, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с получением налоговой выгоды, преимущественно с контрагентами, не исполняющими свои налоговые обязанности.

Таким образом, обязанность по доказательству получения компанией необоснованной налоговой выгоды лежит на налоговых органах.

Собранные доказательства должны основываться на фактах, установленных в ходе мероприятий налогового контроля, а также базироваться на основании полученной информации по этим фактам.

Таким образом, каждое обстоятельство получения фирмой необоснованной налоговой выгоды носит строго индивидуальный характер и должно быть подтверждено в ходе проведения налоговой проверки соответствующими доказательствами.

Выводы

С учетом вышеизложенных обстоятельств, можно сделать следующие выводы:

1) Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что компания действовала без должной осмотрительности и осторожности и фирме должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

2) Обязанность по доказательству получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды возложена на налоговые органы.

3) Необоснованной признается выгода по следующим основаниям:

Во-первых, налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Во-вторых, налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Здесь нужно учитывать, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для ее признания необоснованной.

В-третьих, о необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств:

  • невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;

  • отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;

  • учет для целей налогообложения только хозяйственных операций, непосредственно связанных с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;

  • совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *